Silent Lullaby
у Меланхолии была сестра,
что ходила в платье из льна
Апатия звали её. И она
Была не то что бы некрасива,
Нет, вполне ничего была.
Но кроме этого «ничего», впрочем,
Нельзя было больше «ничего» сказать.
Ходила она и днем, и ночью,
Туда-сюда, туда-сюда, и опять.
Затем лишь, чтобы занять ноги,
Чтобы уставшей отдолгой дороги
Вновь провалиться в сон,
Где от нее не требовалось чего-то хотеть.
Тогда как мир постоянно требовал от неё
Чего-то.
Она лишь взглядом пустым провожала
Бегущую из-под крана воду,
Затем её выключала
и уходила дальше.
У неё не было раньше, не было и потом.
Её не интересовало,
где у мира будет конец, где у него было начало,-
как и любое другое прочее
Мир был для неё лишь отражением
её вечного платья из льна.
Она не побеждала, но и не терпела поражение.
Ей было всё равно.

Когда она умерла,
Люди говорили, что последнее,
Что она сказала, было: «ура».